Заячий остров: мороз и солнце — дни чудес!

Андрей Чепакин
Март06/ 2020

В минувшие выходные наша увлечённая фотографией компания побывала на том самом острове, где в 1703 году был заложен Петербург. Мы увидели массу интересного! Жаль, что вас не было с нами…


 

 

 

 

 

 


Заячий остров — даром, что он невелик, 750 метров в длину и 400 в ширину — знает каждый петербуржец. И каждый вам скажет: «Он всегда так назывался, потому что здесь когда-то обитало много зайцев». Это чистая правда. Ещё до того, как Пётр I отвоевал эти места, местные финны так остров и называли — Енисаари, то есть Заячий.

Однако далеко не всякий знает, что это далеко не единственное имя острова. Вскоре после того, как здесь заложили Петропавловскую крепость, а фактически и будущий Санктпитербурх, случилось сильное наводнение. Нева вышла из берегов и смыла все строительные материалы, завезённые на остров для строительства. Тогда его прозвали Чёртовым. Но в литературе долгое время писали: Крепостной остров. И только с наступлением XIX века он снова стал Заячьим.

Тем не менее, и тогда старожилы, а также любители истории помнили, что некогда, ещё до того как русские приступили к возведению крепости, часто приезжавшие сюда шведы называли это место Люст-гольм, что в переводе на русский означает Весёлый остров. Причина в том, что шведские офицеры, зачастую с дамами сердца, любили приплывать сюда и веселиться. Ставили на пни импровизированные столы, ели, пили, танцевали…

Шведские кутежи — преданья старины глубокой, о которых вам расскажут только краеведы-петербурговеды. Но время от времени старинная традиция опять оживает на Заячьем острове. Простите, на Люст-гольме…


 

 


 

Вот уже второй год  по выходным дням петербургский фотожурналист, председатель Гильдии фотожурналистов Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области Андрей Чепакин отправляется с коллегами и теми, кто хочет познать секреты профессии, в путь по родному городу. Эти «прогулки» проходят в рамках образовательного проекта «Петербургские фотопутешествия» #photowalksspb

Фотографы гуляют, думают, снимают… Перед следующим выходом встречаются и досконально обсуждают-разбирают сделанное. Готовят отчёт-публикацию для журнала и материалы для выставок.

Проект открыт для всех фотографов, независимо от стажа и опыта.

Вопросы по участию: a.chepakin@yandex.ru.

Страница в Фейсбук: https://www.facebook.com/groups/Photowalksspb/


 

 


 

В этом году Масленица — или, как ещё говорили, Масляная неделя — заканчивалась 1 марта, в субботу. Но судя по тому, как в этот день разворачивались гуляния в Петропавловской крепости и вокруг неё, петербуржцы да и гости города не хотели расставаться с праздником.

Недаром в русском народе Масленицу называли «широкой» и «разгульной». Повсюду на острове и при подходе к нему пестрели яркие, цветастые русские платки, кокошники, юбки… С импровизированных лотков продавали пирожки, пироги, блины, лепёшки, самодельных кукол… Торговля шла бойко. Веселились и стар, и мал. На высокой сцене гремел концерт.

Утверждают, что здесь, на Петроградской стороне, которая в старину звалась Петербургской, особенно шумные и массовые масленичные гуляния устраивались ещё при Петре I. Он любил празднества, а тем более такое — с проводами зимы и встречей весны, когда день, наконец, удлинится, станет теплее и можно будет вовсю продолжать строить любезный государеву сердцу стольный град. Не случайно же сам Пётр называл свой Петербург «парадизом», приговаривая: «В раю Божием печали быть не может».


 

 

 

 

 

 


А возведённая на Заячьем острове Петропавловская крепость — по сути, первое сооружение Петербурга — ни разу не была использована для защиты города и России. Уже совсем скоро у неё появилось другое предназначение. Тут хоронили членов царской фамилии и содержали в казематах государственных преступников.

Некоторые при этом, наверное, сразу вспомнят княжну Тараканову, которая выдавала себя за дочь императрицы Елизаветы, а значит, являлась потенциальной претенденткой на престол, была заключена в эту «русскую Бастилию» и погибла в каземате во время одного из наводнений. Успокойтесь, это, конечно, очень популярная легенда, но всего лишь легенда. Княжна утонула только в романе Григория Данилевского и на картине Константина Флавицкого, которые назывались одинаково — «Княжна Тараканова».

Но до революции Петропавловка и вправду пугала не одно поколение петербуржцев. Рассказывают, что комендант крепости, встречая на Невском проспекте Белинского, с садистским сладострастием разыгрывал один и тот же спектакль. «Виссарион Григорьевич, — вещал он, вежливо раскланиваясь, — Ну когда же, наконец, к нам? Я уже и тёплый казематик для вас приготовил!».


 

 

 

 

 

 


Однако в ХХ веке петербуржцы, временно ставшие ленинградцами, приспособили Петропавловскую крепость для вполне полезных и приятных нужд. Едва ранней-ранней весной проглянет редкое петербургское солнце, любители загара спешат сюда — «к стенке».

Раздевшись на глазах у изумлённых туристов, в том числе иностранных, они прилипают спиной к крепостной стене, отделанной гранитными плитами. В ясный безветренный день, даже если в тени минусовая температура, здесь и вправду чувствуешь, как греет солнце. Петербуржцы — чемпионы мира по ожиданию тепла!

Но погода на берегах Невы так капризна… Вот и в этих минувшие выходные суббота была тихой и совсем по-весеннему солнечной, а в воскресенье, на второй день календарной весны, вдруг задул ветер, налетели тучи и набросали снега чуть не по щиколотку. Но, к счастью, ненадолго. В начале этой недели всё уже растаяло. Как пелось в известной песне, «весна идёт, весне дорогу!».


 

 

 

 

 

 


Фото: Алла Гусакова, Ирина Мотина, Тимофей Оганов, Игорь Шерман, Андрей Чепакин


Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

9 + 5 =