Сколько рукавов должно быть у рубашки?

Григорий Иоффе
Декабрь03/ 2020

В каждой советской школе главным предметом служила коммунистическая идеология. Тем не менее, педагоги давали воспитанникам не только хорошие знания, но и навыки практической жизни.

 

Ленинград, Васильевский остров, 13-я линия, 28. Когда-то здесь располагалась школа №12. В этом здании я бывал не раз — в 12-й школе многие годы работала моя мама.

В июне 1958-го мама окончила курсы инструкторов-преподавателей кройки и шитья при Ленинградском Доме офицеров. Но свою трудовую деятельность начала не с кройки и не с шитья, а с библиотеки школы №12. Там работала тогда Анна Ефимовна Капитайкина, младшая сестра моего деда, которой предложили повышение. Вот она и привела на своё место мою маму.

Библиотечного опыта у мамы не было, и какое-то время они работали вместе, а затем, когда мама вполне освоилась, тётя Аня ушла заведовать районной библиотекой. Она была известным в городе методистом, водила дружбу со знаменитыми детскими писателями, ленинградскими и московскими, собирала школьников во Дворце культуры имени Кирова на Неделю детской книги, которая по инициативе писателя Льва Кассиля проводилась в стране ежегодно, начиная с марта 1943 года.

А.Е. Капитайкина с юными книголюбами

 

Работая в 12-й школе, мама постоянно осваивала что-то новое. Когда в программу включили киноуроки, она пошла на курсы, изучила известную в те годы киноустановку «Украина» и стала совмещать библиотечную работу с показом учебных фильмов на уроках. А потом началось домоводство. Удостоверение, полученное в Доме офицеров, стало официальным документом, разрешавшим преподавание. Однако швейный курс был только частью предмета «домоводство», и мама опять отправилась учиться.

Труд был единственным школьным предметом, где мальчики и девочки обучались отдельно. Мальчики осваивали в школьных мастерских столярное и слесарное дело, а девочки с 5 по 8 класс занимались домоводством.

Конечно, труд не входил в число самых важных предметов наряду с математикой, физикой или русским, но занятия проводились отнюдь не формально. Миллионы советских мальчишек ещё в детстве учились обращаться с рабочим инструментом, точили детали на школьном токарном и фрезерном станке и своими руками изготавливали деревянные скамеечки, полочки, рамки для картин, металлические совочки для мусора. Всё это я знаю не понаслышке, сам проходил эти науки за школьным верстаком.

То же самое было на уроках домоводства. Многие девочки впервые брали в руки иголку или утюг в школьном кабинете, здесь же чистили свою первую картофелину, луковицу…

Кстати, этот предмет (и с таким названием) появился в российской общеобразовательной школе ещё в 1884 году, вместе с введением занятий по ручному труду. Начиналось всё с рукоделия (шитьё, вязание, плетение, вышивание), потом добавлялось обучение навыкам, необходимым в быту и домашнем хозяйстве.

Что же преподавала моя мама своим ученицам в 1960-е годы?

В 5-м классе в программу входили изучение устройства швейной машинки и обучение работе на ней. Девочки учились делать чертежи выкроек белья и даже шили несложные изделия — сорочки и трусы. В 6-м классе, с помощью швейной машинки, шили школьный фартук и юбку. В 7-м — блузки, а ещё учились приёмам разработки фасонов. В 8-м осваивали кройку и шитьё платья простых фасонов, изучали ткани и технологию швейного производства. Кроме того, с 5-го класса начинались занятия по кулинарии и ведению домашнего хозяйства.

Учебный кабинет для уроков домоводства состоял из швейной мастерской и кухни-столовой. После занятий по кулинарии в кабинет домоводства «на пир» девочки нередко приглашали мальчиков своего класса…

Я спросил у внучки, пятиклассницы, есть ли у них сегодня уроки труда. Оказалось, есть, только этот предмет теперь называется «Технология».

— А чем вы занимались в первой четверти на технологии?

— Складывали из бумаги всякие фигурки, делали коробочки из картона.

Вот так: в советской школе пятиклассницы уже работали на швейной машинке, а нынче — делают бумажные фигурки.

Я заглянул во всезнающий интернет, чтобы познакомиться со школьными программами по урокам технологии. Там оказалось очень много общих и уводящих в сторону слов и ни малейшего намёка хоть на какую-то конкретику. Чему же должны научиться девочки в том или ином классе?

Никто, наверное, не удивится, если через годик-другой предмет «Технология» включат в ОГЭ или ЕГЭ и ученицы будут отвечать на вопрос типа: сколько рукавов должно быть у рубашки? Варианты ответов — один, два, три, ни одного. Правильный ответ — один…

Советская общеобразовательная школа по праву считалась одной из лучших в мире. И во многом благодаря тому, что после экспериментов 1920-х годов всё же вернулась к системе, которая сложилась во времена «проклятого» самодержавия. А основой той системы служили учительские институты.

В том самом доме 28, по 13-й линии Васильевского острова, где находилась школа  №12, до Октябрьской революции располагался Учительский институт, которому в 1911 году присвоили имя Александра II. Вот фотографическое тому подтверждение — открытка с изображением институтского здания, выпущенная в начале ХХ века широко известным в то время издательством «Richard» («Ришар»).

Достаточно сравнить эту открытку с современным снимком, чтобы убедиться — речь идёт об одном и том же здании. При этом можно поиграть в известную игру «найди отличия»: куда-то исчез балкон, а вместе с ним неизменный в те времена дворник; слева от ворот, на месте окна, появилась дверь, а над дверью справа от ворот «обвалился» карниз…

 

 

 

В учительских институтах обучались будущие педагоги уездных и приходских училищ. Их студентами становились по большей части сыновья учителей и низшего духовенства. В 1872 году были учреждены мужские учительские институты, с трёхгодичным сроком обучения, в них готовили учителей для городских училищ.              Эти институты давали хорошую подготовку. В их стенах преподавали психологию, педагогику и историю педагогики, методику учебного предмета, особое внимание уделяли школьной практике. К 1917 году были открыты 58 учительских институтов в различных городах империи, в том числе на окраинах (например, в Ташкенте). В них занималось около 4 тысяч учащихся.

После революции учительские институты были реорганизованы в педагогические, а также в институты народного образования.

Здание, которое мы видим на фотографиях, известно в узких краеведческих кругах как «Особняк Е. Мюллера», «Доходный дом В.Ф. Розинского» и «Особняк Минсбаха — Дом В.Ф. Розинского».

В 1800-е годы на этом участке в деревянных флигелях работала верёвочная фабрика Томаса Биделя, затем, с 1836 года, — небольшая паркетная фабрика Е. Мюллера, позднее — Минсбаха. В 1863-м академик архитектуры Фёдор Карлович (Теодор-Альвин) Пуншель (1822–1893), по заказу Е. Мюллера, построил здесь небольшой трёхэтажный особняк. Вскоре его купил архитектор Василий Фёдорович Розинский (1837–1907) и в 1881–1882 годы надстроил здание четвёртым этажом, продлив строение до границы с участком №30. Какое-то время, видимо, он там и жил. Однако уже в начале 1890-х, судя по адресным книгам, в здание переехал Санкт-Петербургский учительский институт, при нём были открыты гимназия и городское училище.

При институте была квартира, которую занимал его директор. Долгие годы, с 1877 по 1897-й, эту должность исполнял видный педагог, учёный-зоолог Карл Карлович Сент-Илер (1834–1901), автор учебника «Элементарный курс зоологии» и многих статей по педагогике. Окончив в 1856 году Петербургский университет, он преподавал естественные науки в гимназиях, Женском патриотическом институте, на военно-педагогических курсах. А, кроме того, многое сделал в области популяризации естественных наук, был редактором перевода 10-томного иллюстрированного издания «Жизнь животных» А. Брэма, и писал рассказы и сказки о животных.

Возглавив учительский институт, Сент-Илер ввёл здесь оригинальную систему подготовки учителей — в частности, организовал класс ручного труда и проводил педагогические конференции студентов.

 

Страница книги Карла Сент-Илера «Сказка про сову» (1898)

 

В 1918 году в здании теперь уже бывшего Учительского института открылась единая 216-я школа («для детей трудящихся»), которая многократно переименовывалась и преобразовывалась, пока в мае 1941 года не стала школой №12 города Ленинграда. Она продолжала свою работу и в блокадные годы, но по другим адресам. Начальные классы занимались в доме 21 по 14-й линии, в квартире, оставшейся без жильцов, старшие — на Большом проспекте, 88.

Но и здание бывшего учительского института на 13-й линии не пустовало. С ноября 1942-го в нём работала вечерняя школа. Известно, что завучем её была Екатерина Фёдоровна Ратч.

В 1943 году в школах Москвы, Ленинграда и ряда других крупных городов было введено раздельное обучение мальчиков и девочек (в 1954-м отменённое), и 12-я школа  вернулась в своё здание, став женской. А мальчики учились в школе № 5 по 14-й линии, 39, в здании бывшей гимназии имени Карла Мая.

История школы №12 на 13-й линии закончилась в 1972 году. Но в 1975-м  школа с таким же номером открылась вновь, в современном здании на улице Кораблестроителей.

А что же старый дом 28? В нём по-прежнему находится средняя школа — школа №5  Василеостровского района.

На фото, открывающем очерк: писатель Лев Кассиль – гость школы №12. Начало 1950-х годов

(Фрагмент из книги «100 лет с правом переписки», главы из которой можно прочитать на сайте peterburg21vek.ru)

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

13 + 20 =