Как коробка из-под ксерокса отвратила от демократии

Четверть века назад в отечественный политический лексикон вошло новое понятие «коробка из-под ксерокса». С тех пор чего только не случалось и в политике, и в выборах, но понятие живо до сих пор.

Причина в том, что эта коробка стала своего рода Рубиконом.

До середины 1990-х, несмотря на инфляцию, обесценивание сбережений и шоковые реформы, россияне в целом романтически оценивали трансформацию советского строя в демократический. Но именно выборы 1996 года, на которых демократы победили коммунистов, породили больше всего разочарованных курсом страны.

 

Что случилось? Вечером 19 июня 1996 года Аркадий Евстафьев и Сергей Лисовский (заместители Анатолия Чубайса в предвыборном штабе Бориса Ельцина) были задержаны при попытке вынести из Дома правительства 538 тысяч долларов США в коробке из-под пачек бумаги фирмы Xerox. Из-за неизвестного происхождения денег разгорелся скандал, даже возбуждалось дело о незаконных валютных операциях, которое закрыли спустя несколько месяцев.

Задержание Евстафьева и Лисовского, которых, кстати, отпустили в ту же ночь, явилось частью аппаратной борьбы между Чубайсом и главой президентской службы безопасности Александром Коржаковым. История с «коробкой из-под ксерокса», как её окрестили журналисты, привела к отставке Коржакова и его союзников — директора ФСБ Михаила Барсукова и вице-премьера Олега Сосковца. И не столь важны подробности этого балагана, впоследствии подробно описанные Коржаковым в книге «Борис Ельцин от рассвета до заката». Жалко прозвучали и оправдания дочери Ельцина Татьяны Дьяченко, уверявшей, будто Дума как нарочно урезала фонды избирательной кампании до суммы, на которую президентскую кампанию вести невозможно.

Главное — россияне увидели огромную пропасть между Ельциным образца в 1992-го и 1996 года. А «коробка из-под ксерокса» стала словно уликой, что президент уже не борец за свободу, а выразитель чаяний крупного бизнеса, который даёт ему пачки долларов.

Каким был уровень поддержки Ельцина к началу избирательной кампании 1996 года? Практически нулевым — менее 10 процентов.

Страна была разочарована ходом реформ, при которых средний уровень жизни как минимум не рос, зато вокруг появлялось много сказочно богатых нуворишей. По национальной гордости россиян били ход войны в Чечне и утрата страной международного влияния. Сильно пьющий Ельцин неоднократно выставлял посмешищем и себя, и державу.

В сентябре 1994 года президент прилетел в Дублин на переговоры с премьер-министром Ирландии и не смог выйти из самолёта.

— Честно скажу — проспал, — объяснит он конфуз с виноватым видом завсегдатая вытрезвителя.

Во время официальной церемонии в Берлине, посвящённой выводу российских войск из Германии, Ельцин принялся энергично дирижировать военным оркестром и пробовал петь «Калинку».

На встрече с президентами Казахстана и Узбекистана в Ташкенте Борис Николаевич начал стучать столовыми ложками по своему лбу и лбам окружающих. И это только то, что попало в объективы.

Позднее президент США Билл Клинтон расскажет, как Ельцин в одних трусах ловил такси в Вашингтоне, а верный телохранитель Коржаков — как он падал с моста в реку и сбивал прохожих за рулём. За советским генсеком Леонидом Брежневым, героем сотен анекдотов про руководителя в маразме, такого отвязного пьянства никогда не водилось.

Неужели Кремль не мог выставить на выборы более привлекательного кандидата? В условиях борьбы между группировками Чубайса и Коржакова компромиссной фигуры не наблюдалось.

Да и сам Ельцин вряд ли мечтал уступить власть. На руку ему сыграли два обстоятельства. Во-первых, крупный бизнес был напуган возможным реваншем коммунистов и откатом в СССР. А, во-вторых, сами коммунисты провели кампанию на редкость бездарно. Их лидер Геннадий Зюганов, хоть и объявил, что не намерен ликвидировать частную собственность и независимые СМИ, всё же выглядел ставленником нафталиновых райкомовцев. Он не смог убедить ни одного из богатейших россиян в том, чтобы они оказали ему поддержку.

А Ельцин вёл кампанию по-американски — колесил по стране, пел, плясал, обнимался. Его речи обрамлялись концертами самых известных музыкантов. «Голосуй сердцем» — подсказывал избирателю ельцинский слоган. Даже если россиянин не видит вокруг удовлетворительных результатов президентства Ельцина, он должен почувствовать, что с ним он выбирает новую Россию, а не возвращается в старую.

В первом туре Ельцин набрал 35 процентов голосов, а Зюганов — почти 32. Бронзовый призёр гонки Александр Лебедь с 14 процентами призвал своих сторонников отдать голоса во втором туре действующему президенту.

В итоге Ельцин финишировал с 54 процентами голосов и переизбрался на второй срок.

Но на инаугурации, которая длилась всего 16 минут, предстал тяжело больной старик. Ходят слухи, что «царя Бориса» загнали в ходе избирательной гонки, и он перенёс пятый по счёту инфаркт. Первое «клянусь» в коротеньком тексте инаугурационной речи звучало, словно крик раненной птицы.

Ситуацию несколько исправили, подробно рассказывая об операции по аортокоронарному шунтированию, которую Ельцин перенёс в ноябре 1996 года. Но часть населения из-за этого ещё попала под ещё большее влияние конспирологических теорий — и царь не настоящий, и Россию уже давно продали. С этим ощущением страна практически не могла расстаться вплоть до 2000 года.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

16 + 19 =