Иосиф Тибилов: «Я жил в благословенные времена презренного застоя»

Григорий Иоффе
Июль13/ 2021

В СССР профессия геолога была в числе самых романтических. Одним их таких романтиков был ведущий геолог Чаун-Чукотской геологоразведочной экспедиции Иосиф Виссарионович Тибилов.

Почти все запасы полезных ископаемых, за счёт которых сегодня живёт Россия, разведаны в советские времена, советскими геологами. Такими, как Тибилов.

С ним в Певеке меня познакомил фотокор газеты «Полярная звезда» Александр Нестеренко, с которым мы уже несколько лет собирали материалы для будущей книги «Волчий камень. Урановые острова архипелага ГУЛАГ».

Иосиф тогда, в 1991 году, написал свои воспоминания для её первого издания (1998), а затем для второго (2014) — статью «Северный гранитный массив: геология и мистика» — о тех местах, где в 1940-е — 1950-е годы заключённые добывали урановую руду и которые он, как геолог-поисковик, за сорок лет работы на Чукотке исходил вдоль и поперёк.

Северный массив. Руины урановой империи

 

Он был крупным учёным — автором важных монографий и научных статей. А ещё Иосиф, которого уже нет с нами четыре года, написал книгу «Благословенные времена  презренного застоя», изданную дважды (2004 и 2007) в издательстве «Дума» в Петербурге. В ней без прикрас отразился сам автор, с его воспоминаниями, рассказами, стихами и прочими играми его изобретательного ума.

Вот два коротких отрывка из этой книги.

О себе: Жизненный путь автора, если отбросить малоинтересные читателю подробности, весьма прост. Родился он в самом начале Великой Отечественной войны. До школы его воспитывала улица. В школу пошёл из-под палки… Когда начал примиряться со школьным образованием, оно, увы, быстро подошло к своему окончанию. В Ленинградский университет поступил уже по собственному желанию. Получив диплом геолога, поехал изучать геологию Чукотки…

Ориентация у автора нормальная. Он женат. Склонен почти во всём потакать своей супруге. Именно по этой причине имел счастье наблюдать, как растут дети в полноценной семье. С тремя детьми, из коих одна — девочка.

О Родине: В Южной Осетии селений, носящих имя Кроз, два. Одно село высокогорное. Оно располагается немного ниже границы горных лесов и альпийских лугов…

Село это сравнительно маленькое, что обусловлено небольшими объёмами пригодной к возделыванию земли. Второе село Кроз находится существенно ниже. С землёй здесь гораздо лучше, но село тоже сравнительно небольшое. Основал его мой дед Сослан Григорьевич Тибилов, который в столыпинские времена взялся осваивать большой кусок заросшей диким орешником земли. Сам он был родом из высокогорного Кроза и в незабываемую память о нём назвал основанный им хуторок тем же именем. Хуторок Кроз постепенно разросся в небольшую деревеньку. В которой проживают преимущественно Тибиловы.

Если посмотреть в мой паспорт, то выяснится, что я рождён в этом самом Крозе. Но это не совсем правда. Непосредственный акт моего рождения состоялся на родине мамы — в высокогорном селе Хахет. В своё время осетинские женщины рожали в родимом доме, вдали от мужа. И возвращались к своим мужьям через два месяца после родов… И мама рожала меня в селе Хахет. Строго по мудрым обычаям предков.

В настоящее время село Хахет не существует. Во время катастрофического Джавского землетрясения, случившегося в Южной Осетии после развала Советского Союза, в начале известного осетино-грузинского конфликта, это село было стерто с лица земли. Как поведал единственный уцелевший житель села, мальчик-пастушок, земля вдруг затряслась, раскололась, и вся деревня рухнула в образовавшуюся пропасть, которая быстро сомкнулась…

Теперь близкие готовят к изданию книгу о Тибилове. Воспоминания тех, кто знал Иосифа Виссарионовича, Иосифа, Ёсю близко и много лет.

Татьяна Тибилова, сестра:

Брат родился 12 июля 1941 года. Наш папа, Виссарион Сосланович, в то время служил на иранской границе в Азербайджане в городе Ленкорань. Как рассказывала наша мама, Елена Зурабовна, утром, просыпаясь, в ужасе ждали по радио сообщения из Москвы: говорила Москва голосом Левитана.

Война закончилась все обнимались, целовались, это было неописуемое счастье. Но не для моих родителей: пропал их маленький Ёся. После обеда его привёл домой папин сослуживец был на центральной площади города, праздновал Победу.

Галина Сутугина:

Студенческая компания, в которую входили многие наши нынешние знакомые, образовалась на первом курсе геолфака, после колхоза, в 1959 году.

Они мелькали в нашей коммуналке, весёлые, молодые красавцы, иногда я ездила с ними в Кавголово кататься на лыжах. Училась я тогда в 7 классе Далее, я тоже окончила геолфак, поехала работать в Певек, так как там уже работали Люся Смирнова моя старшая сестра, Дина Драбкина (жена Иосифа. — Г. И.), Йосик, Коля Саморуков, Геша Сутугин, Маша Богданова Вместе росли дети, ходили в одну школу. А мы все события и торжества отмечали вместе. Сначала это были комнаты в домах барачного типа, позднее квартиры с удобствами. Бессменным тамадой наших посиделок был Иосиф. Он был замечательным рассказчиком, с очень хорошей памятью и чувством юмора

Иосиф и Дина

 

Валерий Рубцов:

Иосик был бесспорным лидером курса. Чем он привлекал? Ну, во-первых, внешностью. Для меня это глаза. Чёрные, очень выразительные. Наверное, когда говорят «горящие глаза», имеются в виду именно такие. Безусловно, он обладал ярко выраженной харизматичностью. Не важно, что это было застолье, где он несомненно лидерствовал, произнося замечательные тосты, приватная беседа либо диалог на геологическую тему, в которой он, не давя собеседника, уважая его, доказывал свою точку зрения, зачастую весьма спорную и далеко не стандартную.

Борис Смолянинов:

С Иосифом Виссарионовичем я познакомился в 1975 году, когда приехал в Чаунскую ГРЭ на преддипломную практику и волею судьбы попал в коллектив геолого-съёмочного отряда, в котором Иосиф Виссарионович выполнял обязанности старшего геолога.                           

Работы отряд проводил в окрестностях Северного гранитного массива, километрах в 40–50 северо-восточнее г. Певек.

    Мы с другим студентом-практикантом из Ростова Володей Апатенко «гоняли штуфные профиля». Работа была очень тяжёлая. Частенько к концу маршрута штуфов в рюкзаке набиралось под завязку, иногда  ещё и в кармашки приходилось запихивать. Впрягались в полные рюкзаки сидя, и вставали, помогая друг другу. Камни больно давили на наши костлявые спины.

А в палатке Иосиф Виссарионович, отложив в сторону полевую книжку, достаёт из-под кукуля тёплую кастрюлю с гречкой, щедро сдобренную тушёнкой, и ставит на примус чайник. Ему часто приходилось кашеварить по вечерам из-за нашего позднего возвращения из маршрутов, а по утрам — из-за более раннего подъёма, когда мы ещё дрыхли без задних ног.  

 Зоя Козлова:

Присутствие Иосифа Виссарионовича я чувствовала всегда и во всём. Он всегда что-то обсуждал, исследовал и щедро делился своими знаниями и фантастическими идеями с коллегами. И незаметно для себя я тоже стала рассматривать многие происходящие процессы в природе с позиций Иосифа Виссарионовича, они казались мне понятными и почему-то близкими    

Его теории некоторых приводили в шок, настолько они разнились с той классической геологической школой, которую нам преподавали.     

Как-то, читая проект Иосифа Виссарионовича, среди специальных геологических терминов я прочла такую удивительную фразу: «Чувствуется дыхание руды». И этим было все сказано.

 Галина Мельник:

Как-то раз позвонил мне Иосиф Виссарионович и сказал, что зайдёт в библиотеку.    

А незадолго до того в Певек прислали нового сотрудника ФСБ, и когда он первый раз пришёл в библиотеку, представился: Лаврентий… Так вот, следом за звонком Иосифа Виссарионовича последовал другой. Когда я подняла трубку, услышала  весёлый голос: «Здравствуйте, это Лаврентий Павлович, я сейчас приду». Отвечаю: «Хорошо, приходите, будет Иосиф Виссарионович, только что звонил… Попьёте чая, поговорите»… 

Ничего не отвечая, он бросил трубку и через минут пять прибегает, запыхавшись. Заходит и  спрашивает: вы что, меня разыгрываете? Отвечаю — нет, а в чём дело? «Кто такой Иосиф Виссарионович?» Я: «Вы что, не знаете, кто такой Иосиф Виссарионович?.. Ваше рабочее место, — говорю, — находится в здании администрации, а напротив здание геологов, не поленитесь зайти и познакомиться с интереснейшим, умнейшим собеседником. Вас любой проведёт к Иосифу Виссарионовичу». Больше «Лаврентий» в библиотеку не приходил.

 Сергей Левин:

Он в Питере, я — в Москве, перезваниваемся, каждый раз договариваемся о встрече…

И вдруг звонок из Петербурга: Иосифа больше нет, укол в сердце.

Ушёл из жизни Иосиф Виссарионович Тибилов, кандидат геолого-минералогических наук, действительный член Всероссийского минералогического общества, Почётный полярник России, Почётный гражданин города Певека  прочих званий и наград не перечесть.

Проститься с Иосифом пришло много народу, давно не видел в одном месте столько красивых, интересных людей. Родственники, сокурсники, коллеги для всех он был близким, тёплым и родным. Он был талантлив во всём в работе, в отношении к своей семье, к друзьям, сказал своё слово в литературе.

Вырастил вместе с Диной замечательных детей дочь и двух сыновей, а ещё растут две внучки и три внука.

В осетинском кафе, где мы, его друзья и родственники, собрались на поминки, было такое чувство, что он где-то рядом

 

Фотографии из архива семьи Тибиловых

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

один × 1 =