Чего хотят сироты? Рассказ выпускницы детского дома

Ася Ложко
Август31/ 2021

Про детей из детских домов куча стереотипов: воруют, наркоманы, преступники, дурная наследственность. Их одновременно жалеют и опасаются. Но…

 

…Но мало кто понимает, что на самом деле нужно таким детям, чтобы не стать подтверждением всех этих убеждений.

НАСТЯ ВОЛОШИНА жила в учреждении с 11 лет. Сейчас она учится на дефектолога. Совмещает учёбу с подработкой, любит читать и фотографировать. Говорит, что не потеряться в жизни ей помог пробивной характер и «Право выбора» благотворительный проект, который готовит значимых взрослых для подростков с сиротским опытом.

Два года назад Настя тоже стала значимым взрослым, чтобы помогать таким же ребятам, как она сама.

Настя рассказывает…

 

Про самостоятельность

— У меня был очень хороший детский дом. Мне жалко, что не всем ребятам так повезло и у кого-то другой опыт. К тому же, я попала туда в 11 лет. У меня были уже какие-то заложенные ценности, представление о том, как устроена жизнь. Это сыграло свою роль, потому что чем дольше ребёнок находится в системе, тем больше она на него влияет. Это касается всего — интересов, целей, жизненных ориентиров. И потом, конечно, проблемы с самостоятельностью — не выдумка.

Мне повезло, у меня характер такой боевой. Если что-то надо, могу и в интернете посмотреть, и позвонить, и съездить. Но не все такие. У меня был молодой человек, тоже из моего детского дома, только он там находился с семи лет. Выпустился, получил квартиру. И реально не знал, куда нести показания счётчика.

 

Про амбиции

— Есть убеждение, что сиротам мало нужно по жизни, что у них нет стремления развиваться, добиваться чего-то. Это отчасти так, но не потому, что они реально ничего не хотят. Они просто не знают, чего им хотеть. Нет примера перед глазами.

Когда долго живёшь в детском доме, начинаешь думать: в принципе, и так хорошо. Квартиру дадут, пойду работать в сетевой магазин.

Сказать, что у ребят в детском доме совсем нет амбиций — неверно. Просто они другие.

Многие, к примеру, мечтают получить права, купить машину. Тоже цель, пусть и не высокая. Но тут срабатывает простой принцип: что в приоритете у всех — то в приоритете и у тебя. Поэтому так нужен взрослый человек рядом, глядя на которого ты поймёшь, что есть не только четыре стены и детский дом. Что можно путешествовать, учить иностранные языки и мечтать не только о последнем «айфоне» и крутой тачке.

 

Про окружение

— Огромную роль играет окружение. В детском доме ты изолирован от внешнего мира. Общаешься только с теми, с кем живёшь, и, если нет внутреннего стержня, сложно будет не поддаться общему веянию. А если рядом те, кто хочет учиться, это мотивирует: «Надо попробовать, я же тоже могу!».

Я знаю многих ребят, которые были нацелены на получение высшего образования. Тем не менее, обстоятельства складывались по-разному. Я, например, хорошо училась. И педагоги меня поддерживали, говорили: «Настя, настраивайся, выбирай вуз».

Но не ко всем ребятам так относятся. Некоторым сразу говорят: мол, светит только колледж. Это вопрос мотивации и поддержки педагогов. Раньше как-то больше с их стороны было желания. А сейчас задача минимум — всех дотянуть до девятого класса.

Я вообще не считаю правильным разделение на детей из детского дома и домашних. Если дать ребёнку-сироте должное внимание, проявить больше терпения, то у него все шансы стать нормальным. У многих это получается.

Просто путь будет чуть сложнее, понадобится больше времени и очень много чуткой и искренней поддержки, чтобы наверстать всё, чего ты был лишён.

 

Про одиночество

— Самое сложное в детском доме? Одиночество. Если тебе реально плохо, кто-то обидел, не то сказал, просто плохое настроение — ты остаёшься с этим один на один.

К воспитателю не пойдёшь: выворачивать душу как-то неловко, они же должны следить за нами, за порядком. Что-то можно истолковать неверно. Скажешь что-то не то, передадут наверх — не оберешься проблем.

Сверстникам доверить что-то сокровенное не всегда можно — не поймут, засмеют. Да и зачем их лишний раз грузить, у них свои сложности.

В общем, ситуация такая, что надо очень аккуратно относиться к тому, что и кому ты говоришь. Вы всегда вместе, и надо подстраиваться, чтобы всем было комфортно.

 

Про выбор

— В детском доме почти нет возможности выбирать. Ешь то, что дают. Носишь то, что дают. Идёшь в колледж, какой скажут, и не важно, хочешь ты быть поваром или нет.

Очень не хватает своих хороших вещей. Например, одежды. Она нормальная, но не модная. А детдомовским ребятам важно, как они выглядят. Это статус, это возможность заявить о себе, привлечь к себе внимание, которого, возможно, не хватает. Поэтому все хотят общаться со спонсорами.

Миф про потребительское отношение, полагаю, отсюда и возник. То есть отчасти это правда, и у нас были ребята, которые ловко манипулировали взрослыми, чтобы что-то получить. Но сейчас я понимаю: когда нет искренней дружбы, поддержки, общения — настоящих ценностей, остаётся опираться на материальные.

 

Про дружбу

— Не то, чтобы у меня в детском доме не было друзей. С одной девочкой мы до сих пор очень близки. Но мой значимый взрослый — Юля — стала первым человеком, кому я смогла по-настоящему открыться.

Произошло это не сразу. Мы познакомились, когда мне было 19. Примерно через год общения у меня случилась беда, с которой мне было не к кому пойти. Я набралась смелости и позвонила Юле. На часах четыре утра. И она взяла трубку, выслушала меня, поддержала.

Это было шок — вдруг осознать, что есть кто-то, кто поможет тебе в любой ситуации. Тогда, наверное, дружба открылась для меня в новом свете.

А ещё мы с Юлей общались на равных с самого начала, и это тоже очень подкупало. Конечно, играло роль, что она цельная, состоявшаяся личность. Хотелось узнать, как она живёт, перенять какие-то модели поведения. К тому же, у меня в окружении было мало взрослых, искренне заинтересованных во мне. Часто не хватало совета или адекватной оценки не от одногодки, а от того, кто старше и опытнее.

Поэтому, когда пару лет назад Юля рассказала мне, что в детском доме есть брат и сестра, которые нуждаются в значимых взрослых, я захотела попробовать себя в этой роли. Но решила сделать все по-правильному и записалась на трёхмесячную подготовку. Эту подготовку проходят все добровольцы проекта «Право выбора» перед тем, как познакомиться с подростком из детского дома. Эти занятия оказались очень познавательными и полезными.

Сейчас наши подопечные готовятся к выпуску из детского дома. Это тот самый момент социализации, которого все боятся. Я это прошла и мне проще их понять, искренне поддержать.

Искренность тут вообще ключевое слово. Детдомовские ребята очень тонко чувствуют фальшь и не терпят вранья. Поэтому надо быть очень внимательным к себе, не стараться быть лучше, чем ты есть, не давать обещаний, которые не сможешь сдержать. Достаточно просто быть рядом, чтобы в нужный момент сказать: «Ты справишься. Всё будет хорошо».

 

Проект «Право выбора», созданный региональным общественным движением «Петербургские родители», с 2013 года готовит добровольцев для дружбы с ребятами в сиротских учреждениях Петербурга.

За это время сформировалось 97 пар «значимый взрослый подросток». Сейчас в рамках проекта действует новое направление под названием «Шаг вперёд», реализуемое при поддержке Фонда президентских грантов. Его задача обобщение семилетнего опыта помощи подросткам и передача этой практики другим НКО.

В нынешнем году на средства гранта подготовку прошли 15 добровольцев, состоялась научно-практическая конференция «Шаг вперёд» и серия вебинаров для специалистов, работающих с сиротами. В ближайших планах создание пошагового гайда по индивидуальному сопровождению подростков-сирот и проведение круглого стола.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

2 × 1 =