Почему украинцы перестали читать?

Редакция
Ноябрь29/ 2021

Украинское книгоиздание пребывает в глубочайшем кризисе. И света в конце тоннеля пока не видно. На днях в одном из пресс-центров Киева об этом заявили киевские эксперты.

В последние годы я часто бывал в книжных магазинах Киева и своими глазами видел, как надвигается катастрофа.

Ещё три-четыре года назад книги на русском языке встречались в местных книгарнях довольно часто, многие стояли на видных местах. Сегодня на полках почти сплошь издания на мове. На лучших местах — печатные «шедевры» недалёкого режиссёра-националиста Сенцова или исторические экскурсы вроде «История ОУН-УПА».

В итоге многие читающие украинцы перестали заходить в книжные магазины. По словам любителей чтения, при всём уважении к украинской мове передать на ней дух большинства произведений мировой литературы переводчикам не удаётся.

Бесследно исчезли и многие книжные магазины. Всего пару лет назад, следуя по улице Льва Толстого в самом центре украинской столицы, легко было встретить четыре-пять книгарен. Сегодня осталась лишь одна. Да и та не пользуется большим спросом. Как сказала мне Марьяна, сотрудница этого книжного магазина, сводить концы с концами им удаётся только за счёт продажи учебников и пособий для местных школ.

Основная активность украинских книголюбов сместилась в сторону книжных барахолок и маркетплейсов, где до сих пор торгуют в основном изданиями на русском, в том числе самыми свежими. При этом цены на книжные новинки из России достигают 1000 гривен (2700 рублей по курсу).

Я прошёлся по главному книжному рынку Киева, расположенному у станции метро «Почайна» и был поражён объёмами торговли и видом самих торговых мест.

На первый взгляд, «Книжковый рынок» ничем особым, кроме масштабов, не отличается от такого же рынка, допустим, в ДК Крупской в Петербурге. Аккуратные пластиковые павильоны, торговля календарями и магической литературой, трафаретные картины, наборы паззлов… Но стоило мне проникнуть в самую глубь рынка, как я понял, что попал в «город в городе» — передо мной возникли лабиринты стеллажей, уставленных томами и изданиями, выпущенными на просторах бывшего СССР на протяжении последнего века. Многие торговые места представляют собой «кабинеты» из стеллажей. Заходя в них, покупатель может смотреть и выбирать книги часами.

Поводив взглядом по полкам, я уткнулся в томики Стругацких. Наугад мне попалось два издания начала 1990-х, изрядно потрепанные, но всё-таки ещё крепкие. Цена была немалой — по 250 гривен (700 рублей) за книгу. Повертев одну из них в руках, я с сожалением поставил её обратно на полку.

— Стругацкие сейчас дороги в любых изданиях, — любезно объяснил мне продавец. — Да и вообще, книги на русском сейчас в цене, люди не хотят читать на мове. Но государству, похоже, на это наплевать.

 

Побродив по рынку ещё немного, я понял, куда в Киеве переместилась вся торговля книгами на русском языке. Все они были здесь — начиная от неизбежных детективов Марининой и Устиновой и заканчивая хрестоматийными произведениями Улицкой, Татьяны Толстой, Петрушевской, Веллера…

Всё, что сегодня днём с огнём не сыскать в книгарнях, здесь представлено в изобилии, причём по приемлемой цене. Средняя стоимость книги на русском — от 150 до 250 гривен (420–720 рублей). Правда, в отличие от России, эта книга чаще всего будет уже не новой.

Стоя на книжном развале, расположившемся на каких-то тряпках, разложенных прямо на асфальте, я долго листал жёлтый томик Ильи Стогова «Становление русского рока», и, в конце концов, положил его обратно — книга была не только потрёпана, но и местами залита чем-то коричневым. В итоге мой выбор остановился на двух романах Василия Аксёнова — «Редкие земли» и «Ожог», вместе они обошлись мне в 120 гривен (330 рублей). Заодно прихватил пару журналов «Эсквайр», изданных в России восемь лет назад — они продавались в герметичной упаковке и стоили примерно по 100 рублей за штуку.

А вот что говорят эксперты…

Гендиректор киевского издательства «Фолио» Александр Красовицкий:

— Сейчас на Украине фактически нет рынка электронных и аудиокниг — эти сферы  на 98 процентов контролируются пиратами. По сути, государство вообще не борется с пиратами, отдав им на откуп сферы с миллионными оборотами и теряя на этом сотни тысяч гривен налогов. Литература на украинском по-прежнему пользуется крайне низким спросом. А ведь именно её государство вынуждает нас издавать, печатать книги на русском фактически запрещено. В 2020-м закрылись 52 книжных магазина из 322 остававшихся в стране, хотя после развала СССР по всей Украине было более 3 тысяч книжных магазинов!

Глава Украинской ассоциации издателей Александр Афонин:

— Власти рассматривают сферу культуры как нечто второстепенное и маргинальное. Мы имеем чёткую тенденцию на уменьшение тиражей и закрытие книжных магазинов. Гаджеты побеждают чтение, а культуры потребления книг, как в Европе или США, у нас нет и в помине. В результате в стране крайне низкий уровень культуры и образованности. Это вызывает цепную реакцию: низкая образованность присуща бедному обществу, а бедное общество формирует небогатое государство.

Глава правления союза «Национальная образовательная ассоциация» Виктория Войцицкая:

— В последние два года на Украине вообще не было предусмотрено бюджетное финансирование школьных библиотек. Такая политика фактически лишает украинских детей права на образование и «оставляет их без будущего». К тому же сейчас обеспечена лишь треть потребностей педагогов в учебно-методической литературе, на это не хватает 18,5 миллионов гривен. Мы живём в стране кривых зеркал, где все приоритеты поставлены с ног на голову.

Киевские издатели приводят печальную статистику. Тех, кто читает ежедневно, на Украине только 8 процентов. Ещё 38 процентов граждан читают раз в месяц, 19 —«нерегулярные читатели» (то есть даже реже, чем раз в месяц), а 35 процентов людей не читают вообще.

53 процента из тех, кто прочитал хотя бы что-то за последний год, сами не купили ни одной книги. Как следствие, на Украине неуклонно падает объём среднего тиража издания — с 5-6 тысяч в 2015 году до 700-800 экземпляров в 2020-м. Общий же тираж изданных книг в позапрошлом году составлял 29,9 млн экземпляров, а в прошлом — лишь 8 млн. Количество наименований за те же годы тоже резко сократилось — с 13,6 тысяч до 8 тысяч. Сказались не только локдауны, но и общее обнищание населения.

Почему же государство ничего не делает, чтобы возродить книжную отрасль? Тем более деньги для этого требуются отнюдь не гигантские.

Во-первых, перед нынешними украинскими властями стоит столько социально-экономических проблем (от огромных «дыр» в госбюджете до начавшейся войны с олигархами), что им просто некогда думать о развитии книжной отрасли, образовании и тому подобных проблемах.

Во-вторых, политика довлеет над здравым смыслом. В её подтексте нетрудно расслышать националистические нотки: дескать, пусть лучше вообще не читают, чем на русском языке. Не случайно в Госкомитете Украины по теле- и радиовещанию заявили, что принимают все меры «по недопущению на украинский рынок пропагандистской литературы государства-агрессора». Там намерены продлить действующие ограничительные меры для девяти российских издательств, санкции против которых истекают в 2022-м.

Наконец, в-третьих, царит, судя по всему, всё то же знакомое россиянам по 1990-м годам упование на рынок, «невидимая рука» которого и тут наведёт порядок.

Тем временем, издатель Александр Красовицкий предупреждает:

— Если тенденция роста нечитающего населения продолжится, Украина быстро достигнет «точки невозврата».

Киев

Фото автора

Автор Василий Иваненко


Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

двенадцать + 4 =