Слово о Мастере

Роман Караваев
Декабрь03/ 2021

Не стало писателя Андрея Дмитриевича Балабухи… Его знали все петербургские сочинители и тысячи читателей. Знали, уважали, любили. Теперь остались его книги и память о нём.

Многолетний глава секции фантастики Союза писателей Санкт-Петербурга, руководитель Студии молодых писателей-фантастов и творческой мастерской на Высших курсах «Литератор», наставник, поэт и прозаик — Андрей Балабуха щедро дарил свой опыт внушительному сообществу учеников. День за днем, из года в год.

Тут уже можно говорить о школе, сформированной Андреем Дмитриевичем. Славной школе с истовыми последователями. И это далеко не единственное, созданное Балабухой, но, скорее всего, главное. За что и удостоился премии Петербургской Фантастической ассамблеи 2014 года с афористичной формулировкой «За учеников». Не многим такое вручается.

Свой творческий путь Андрей Балабуха начал в четырнадцатилетнем возрасте с рассказа «Аппендикс», принёсшем ему вскоре заслуженную известность. Так уж вышло, что мальчик «оказался человеком психологически на поколение старше» своих сверстников, поэтому и вписался сходу в когорту известных ленинградских фантастов того времени, от Ильи Варшавского до Александра Щербакова. Начались публикации в альманахах и журналах, антологиях и ежегодниках.

Однако авторский сборник Андрея Балабухи «Люди кораблей» был издан только в 1983 году, а первый и единственный его роман «Нептунова арфа» — в 1986-м. Повести же и рассказы продолжали исправно появляться на страницах популярных однотомников. Неудивительно, ведь стиль Балабухи всегда безукоризнен, образы героев привлекательны, а мысли, заложенные в основу текстов, нетривиальны.

Литератору, с детства увлечённому историей и географией, всегда мало одного жанра, даже если жанр этот — научная фантастика. По складу характера и мировосприятию Андрей Балабуха — полифонист. Пожалуй, нет ни одного вида литературы, где бы он ни отметился и в поэзии, и в прозе. Только драматургию вот обошёл. А в остальном — Художник! Пять стихотворных сборников, толстенный том исторических исследований под названием «Жемчуга Клио», «Литературные портреты» коллег и Великих Мастеров с Той стороны, эпиграммы и географические курьёзы, «Афоризмы» и «Байки» на самый взыскательный вкус, неиссякаемая фантазия и тонкая ирония. Переводы, которыми занимался Балабуха, всегда выверены, отточены и изящны, будь то Клиффорд Саймак или Роберт Хайнлайн, Альфред Ван-Вогт или Джон Бьюкен. А уж когда Андрей Дмитриевич берется за критику — возразить просто нечего. Филигранная работа на уровне самых высоких эмоций! То же самое можно сказать и о его последнем незавершённом цикле «Правдивые истории о великих и знаменитых».

И сколько ещё осталось неизданного, пылящегося на антресолях его скромного жилища. Может быть когда-нибудь…

Вообще, спокойной жизни у Андрея Дмитриевича Балабухи никогда не было. Он всегда был в гуще событий. То занимается устроением Беляевского фестиваля, то ведёт мастер-классы на различных Конвентах нашей необъятной родины, то участвует во всяческих круглых столах, то наставляет молодые дарования. А ведь ещё и своё написать хочется. Так и остались незаконченными «Баллады Биармии» и «Чакра Ашоки», вторая и третья книги эпопеи «Рай без радости», первым томом которой считается «Нептунова арфа»… Руки не дошли… Как выразить боль по нерождённому?!

Второго декабря Андрея Дмитриевича не стало. Он ушел на полуслове. Давайте всё договорим за него. Вечная память!

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

девятнадцать − шесть =