Сюжеты, подсказанные жизнью

Сергей Ачильдиев
Ноябрь27/ 2023

Жизнь то и дело подкидывает нам такие анекдотцы, что хоть сейчас пиши рассказ. Но мы, посмеявшись или поогорчавшись, ленимся это делать. И лишь иногда коротенько записываем сюжет…

Страшная месть

Это случилось в городе Орске Оренбургской области.

В разгар зимы некий владелец личного автомобиля, подъезжая к гаражу, вдруг увидел на улице свою застарелую зазнобу. Недолго думая, он усадил её к себе в машину, привёз в гараж и — чтобы не засветиться — запер «буквально на десять минут», а сам понёсся в ближайший магазин за коньяком и конфетами.

Уже вечерело, и надо ж было такому случиться, что горе-Дон Жуан в темноте, перед самым гастрономом, поскользнулся, упал и… — тяжелейший перелом ноги. Вмиг собралась толпа, вызвали «Скорую», которая и увезла пострадавшего в больницу. Там наложили гипс и ввиду сложного перелома подвесили ногу на вытяжку.

Первой прибежала в больницу жена. Но разве ей можно сказать, что у тебя в гараже заперта любовница? Бедняга стал упрашивать, чтобы она позвала лучшего друга. Однако дело было уже к ночи, и потому друг явился лишь наутро.

Тем временем несчастная молодая женщина, просидев целый вечер и ночь в промёрзшей железобетонной коробке (а зимы на Южном Урале, как известно, крайне суровы), посчитала это заключение садистской шуткой. Пытаясь хоть как-то согреться и к тому же отомстить за своё унижение, она вооружилась монтировкой и изувечила в автомобиле всё, до чего дотянулась.

К той минуте, когда утром приятель незадачливого любовника принялся отпирать гараж, «Жигулёнок» представлял собой груду металлолома. Но и этого узнице было мало: едва, наконец, отворилась дверь темницы, она, приняв своего спасителя за тюремщика, со всей силы, не глядя, врезала ему монтировкой по голове.

Так на утро в травматологическом отделении больницы появился ещё один пациент.

 

«Где тут заклеймить… этого…Соленина

Это было в конце зимы 1974 года, на заре моей туманной юности. Я сидел за большим редакционным столом (в «Скороходовском рабочем»), просматривал свежие газеты. Вдруг дверь приоткрылась, и в редакцию нерешительно вошёл Александр Афанасьевич А., один из старейших рабочих обувного объединения «Скороход».

Человек он был работящий, добрый, сметливый в своём сапожном деле, но не отличался большим умом. Этот недостаток выражался, в частности, в том, что за свои шестьдесят с лишним лет Александр Афанасьевич так и не научился ясно и чётко выражать даже простейшие мысли, отчего производил впечатление несколько косноязычного.

Теперь он вошёл к нам в редакцию и, вертя по обыкновению в руках какой-то кусок кожи, вежливо поздоровался:

— Драсс. — А потом начал мяться: — Я это… мне бы тут… Соленина.

— Какого Соленина? — на «Скороходе» я знал две-три сотни человек, а по фамилиям и того больше. Никакого Соленина среди них не было, а уж у нас в редакции и подавно.

— Ну, этого… который… ну, все его…

Я снова ничего не понял.

— Ну, которого… клеймить.

В недоумении пожав плечами, я прибег к испытанному средству:

— Просто я, наверное, не в курсе дела. Вы пройдите в соседнюю комнату к редактору. Вам там подскажут.

И он, довольный, что его дело хоть немного продвинулось, отправился к редактору.

После выяснилось, что оказывается, старик приходил за речью, которую по поручению парткома ему должны были написать в редакции и с которой он должен был выступить на митинге по случаю выдворения из СССР Солженицына, своего, кстати, тёзки.

Здесь всё было фантастикой— и то, что человек даже не знал точно фамилию того, кого следовало ему публично облить грязью, и то, что он сам знал — «заклеймить надо», и то, что готов был сделать это по одному лишь приказу, ну, и, наконец, что дело это догадались поручить столь замечательному оратору.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

15 − 4 =