Последнее путешествие Петра Великого

Людмила Лапина
Ноябрь24/ 2022

Фигура Петра I уже давно не только часть российской истории, но и часть фольклора основанного им города. И сказы о Петре Великом в год его 350-летия отражение этой выдающейся личности в нашей памяти (Сказы о Петре I | Мозгократия (mozgokratia.ru); Сказы о Петре I (продолжение) | Мозгократия (mozgokratia.ru); Пётр Великий и Святой Грааль | Мозгократия (mozgokratia.ru)).

Подписав 10 сентября 1721 года Ништадтский мир со Швецией, заскучал царь-государь Пётр Алексеевич. Привык он в жестоких сражениях воевать с врагами России и быстро строить города в собственной стране.

— Весь этот европский политес знаю я давно, — как-то, после хорошего обеда, сказал Пётр Алексашке Меншикову. — Вот бы в дальние-дальние моря уйти, в неизвестные доселе мне страны…

— Мин херц, — отозвался светлейший князь, — а слышал ли ты о стране Либерталии? Вот уж далеко-далече она от нас находится, за синими морями-океанами.

— Кто же правит страной с таким странным названием? — заинтересовался царь Пётр.

— Правит, говорят, какой-то пират, зовомый тамошним народцем капитаном Джонсоном, — подумав и что-то прикинув на пальцах, унизанных драгоценными перстнями, ответствовал царственному другу князь Александр.

— Как пират? Из Европы? — удивился государь.

—Знаешь же, мин херц, пираты — самые богатые люди в дальних синих морях, а европейцы из них— самые жадные и безжалостные, — вздохнул Меншиков.

Он всегда ревновал к чужому богатству, а своё умножал, не жалея сил.

— Сам ты ворюга! Ох, смотри у меня, Алексашка! — привычно попенял князю царь и поинтересовался: — Так где же находится та страна, где её место на наших картах?

— Место это, сиречь страна, есть остров Мадагаскар, около Африки, на наших картах обозначенный лишь контуром, мы ведь плохо знаем земли ниже экватора, — объяснял Меншиков, разворачивая большой пергамент с планом Санкт-Петербурга, украшенный щекастыми физиономиями Борея (северного) и Зефира (западного) — главных невских ветров.

—Это ж там, где живут наши антиподы негры да дикие звери, и все едят бананы? – уточнил Пётр, дёргая к себе карту.

Пергамент свернулся в тугой рулон и огрел князя по блистающим алмазами пальцам.

— Ну, те негры посветлее будут крестника твоего, арапа Абрамки, — шипя от боли и тряся рукой, ответил Меншиков.

Злился он на арапа Абрама за то, что как сына любил его царь Пётр. Ревновал.

— Ну да, он мне говорил, что родом из Африки, а остров-то Мадагаскар повосточнее всё же будет, — сказал Пётр.

—А едят же на Мадагаскаре не бананы, а батат, — рассказывал далее Меншиков.

— Как это — есть батат? — засомневался царь Пётр.

Любил он узнавать новое. С тех самых пор, как пристрастился к беседам в Немецкой слободе с Францем Лефортом.

А князь Меншиков тем временем продолжал:

— Батат — это сладкий картофель. На Мадагаскаре его пекут на углях, обдирают тонкую кожуру и едят, причмокивая, даже без соли.

— Чудны дела твои, Господи! — изумился государь. — Только-только насадил я в России обычную картошку, без соли и есть её невозможно, а, оказывается, есть места на Земле, где дикие люди едят, причмокивая, сладкий картофель, и соль на него не тратят.

— Дикие те люди или не дикие, не знаю, а золото и алмазы там на земле валяются, прямо на песке, начиная с полосы океанского прибоя, — опять вздохнул Меншиков.

— Что ж ты вздыхаешь, старый друг? Вели-ка лучше снарядить фрегат «Полтава». Пойдём мы в ту страну заморскую, островную, а проводником возьмём моего крестника арапа Абрамку. Он один из нас бывал рядом с теми местами.

Так царь Пётр I, светлейший князь Меншиков и Абрам Петрович отправились из России в далёкое плавание и побывали на Мадагаскаре у англичанина Даниэля Дефо.

В 1725 году первый наш император Пётр Алексеевич благополучно возвернулся в Санкт-Петербург. Но вскорости простудился и умер.

А Даниэль Дефо понял, что с русскими не совладают даже пираты. Он оставил свою столицу Антананариву и десять лет в одиночестве жил на острове у берегов Южной Америки, где написал роман «Робинзон Крузо».

Князь Меншиков ненадолго пережил великого государя.

Арап Абрам Петрович взял фамилию Ганнибал как память об огромных слонах своей африканской родины и пережил своего крёстного более чем на полвека.

А батат в России до сих пор так и не растёт. Не прижился.

Поделиться ссылкой:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Вы можете использовать следующие HTML тэги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

5 × три =